интервью с Максом

Мы можем играть только до 22 часов из-за детского труда

Только недавно Killerpilze были обычной школьной группой, а теперь их называют ответом Bayern’а на Tokio Hotel. Довольно резко, благодаря успеху всё изменилось, находит Max Schlichter, 17. А ударнику Fabi всего лишь 14 «тоже молод в Rock’n’Roll»

Вопрос: С песней Richtig Scheisse прошлой весной вы имели очень большой успех для школьной группы. Как вы сделали это — подали заявку в Casting-Show?
Мэкс: К счастью, нет. Мы хотели издавать свои собственные вещи и делать свою собственную музыку. В конечном итоге мы стали такими, мы стоим на сцене и возможно, когда-нибудь, появимся на обложках журналов. Это наши лица, которые люди узнают, поэтому мы также хотим приходить и рассказывать.

Вопрос: Вы познакомились в школе?
Мэкс: Да, я и наш бассист Schlagi вначале были в одном классе. Мы тогда были на школьном празднике и видели группу и думали: Эй, стоять на сцене и делать музыку — это классно! Мы делаем музыку уже достаточно долго, вначале мы регулярно встречались в репетиционной комнате в школе.

Вопрос: Теперь вы в туре. Вы чувствуете настоящую Rock’n’Roll жизнь?
Мэкс: Вечеринки всегда есть, но мы не преувеличиваем их. Это что-то вроде призвания, которое мы исполняем, и люди приходят на наши концерты, чтобы попраздновать крутую вечеринку! И если бы мы пили накануне вечером, тогда мы были бы плохи на сцене, ни для зрителей, ни для нас это не хорошо.

Вопрос: Вы все еще молоды, Fabi всего лишь 14. Вы разве можете так поздно работать?
Мэкс: Мы на сцене только до 22 часов, потому что Fabi может играть только до десяти часов, из-за детского труда. Также мы должны давать заявку на каждый наш концерт в Gewerbeaufsichtsamt и Jugendamt [Учреждение по надзору и Управление по делам молодежи — прим. Perfection Freak]Мы в любом случае уделяем внимание Fabi, этому маленькому мужчине, и заботимся о нем

Вопрос: Ты как-то говорил, что уже перед основание группы, вы делали большую музыку. Выучили ли вы все ее инстументы?
Мэкс: Да, мы все учились в музыкальной школе, некоторые до сих пор там. Jo играет на пианино больше 10 лет, я тоже раньше играл на пианино. Schlagi давно играет на рожке и на трубе. Мы начали очень рано.

Вопрос: Как нашли ваши родители идею о создании группы?
Мэкс: Конечно, родители нас в начале поддержали. Когда у нас был концерт, они должны были всегда отвозить нас. Мы проодили вместе нес-ко километров. Вместе с тем, они нам по-настоящему помогли. Также мы получили поддержку от школы, так как она предоставила нам помещение для репетиций.

Вопрос: Вы принадлежите компании Universal, как и Tokio Hotel. Как произошла сделка?
Мэкс: Пока это не осуществилось, у нас уже было за плечами 70 концертов в течении четырех лет, в большинстве случаев — в небольших трактирах. При этом мы постоянно знакомились с новыми людьми, а также с продюсером, который позволил записывать CD с нашими песнями в своей студии. У него были лучшие контакты с издательствами и лэйблами. Также мы посылали наш CD в звукозаписывающие компании, как и другие группы. Как-то мы играли в нашем родном городе в одном маленьком клубе и вдруг к нам подошли 2 человека в галстуках, высокие шишки из Universal Music. После концерта они подошли к нам и вскоре мы провели переговоры о предложениях и договорах. Теперь у нас есть контракт и мы очень счастливы этим.

Вопрос: Ваш CD ‘Invasion der Killerpilze’ содержит только сборные песни. Как возникают отдельные?
Мэкс: Это большей частью получается таким образом. Когда-нибудь при рифмах возникает ощущение, что именно эта мелодия выражается что-то особенное, или идет из сердца и тогда мы пишем нес-ко мелодий. Музыку и рифмы мы опробываем всей группой, каждый добавляет свою толику и вносит новые идеи. Тогда песня выходит довольно просто. Это такие тексты, в которых мы пишем о том, что волнует нас: любовь, ненависть, а также немного политики.

Вопрос: Вы думали уже о текстах на английском языке?
Мэкс: В начале мы смешивали тексты — немного английского, немного немецкого. Все же мы выражаемся лучше текстами на немецком языке. Людям легче понять нас, и поэтому песни проникают глубже в сердце.

Вопрос: Как протекала работа в студии? Какой опыт вы приобрели?
Мэкс: Мы всегда подготавливаем песни в группе. В студии мы играем на инструментах в отдельности: сначала ударные, потом гитары, потом бас, ну а в самом конце — пение. Это пделается не таким обрахом, что просто все делается в комнате звукооператора, что просто раз и сыграли, а продюсер находит все суперзамечательным. Это масса работы, но, однако, это доставляет большое удовольствие.

Вопрос: Как вы объединяете жизнь рокера и школу?
Мэкс: Мы стараемся переносить все вещи, связанные с группой на выходные и каникулы. Мы закончим школу,так как музыкальная карьера недолговечна. Если когда-то не будет так, как сейчас, мы хотим получить образование. Кроме того, наши школьные дни хороши, чтобы снова возвращаться к основам. Весь музыкальный бизнес уже стал поверхностным миром. Хорошо, если снова встречаешь пару нормальных людей.

Вопрос: У тебя есть какие-либо хорошие советы для подрастающих рокеров?
Мэкс: Я советую всем людям всегда делать то, после чего они действительно хотят. Мужчина всегда должен делать собственные вещи, и не должен искривляться, даже если однажды достигнет большого успеха. Важно много играть вживую — и тогда просто от вас не отстанут

Беседу вел Florian Erhart